Стихотворения [2/5]

,Путешествия , Отчет Пишет , Бескрайние просторы тундр и Карского моря оставались где-то внизу. А до этого была борьба, падение и травма, тяжкое осознание, что нужно возвращаться, спасательная партия наших друзей ненцев Стаса и Славы, неутешительный диагноз, и долгое ожидание погоды и того самого вертолёта, что сейчас уносил нас домой. Баулы и рюкзаки постепенно перекочёвывают в вагон, обретая своё место. Ехать пару дней, а душа уже там, среди тундр, снега и ветра. Вне суеты, где всё просто и сложно одновременно. За окнами плавно менялся ландшафт. Деревья уменьшались, снег прибывал, прибывало и настроение. Долго ли, коротко ли, доехали до Ямала. Время от времени прилипали к окну озирая бескрайнюю ямальскую тундру, проплывавшую за бортом вагона.

Николай Воронков - Порыв ветра [СИ]

Прекрасней тех, что были врозь! О, если б взгляд его хоть раз Мои потемки осветил — Я не томился бы сейчас Не плакался б, что спет постыл. Я не назвал бы смерть благой, В экстазе не молил бы вслух Забрать в безжизненный покой О смерть, пусть жажда и порыв Устанут на войне И благо — пав, зло — победив — В одном растают сне. Ты мерзнешь, мерзнешь, холодна могила. И снег растет тяжелою горой.

Журнальны Русского Журнала: Континент, № - - Сквозь Порыв ветра может сломить его. От трудных текстов у мальчиков и девочек болит голова, и это мешает им Перед бездной Твоею рассеется страх.

Крепко спит равнина, Мои шаги не оборвут тот сон. Мы встретимся у озера, чьи воды Вдыхают в сердце нежности пары, Мы в танце счастья ощутим свободу, И нас в одно сольет любви порыв. Дорогой в храм любви давно забытой Уходим мы, желаньям покорясь, И тканью блеска лунного покрыты, Мы примем этот дар в блаженства час. Мольбы и тихий шепот тел небесных Не помешает радости земной, Поблекли краски жизни рамок тесных, Застыло время в вечности одной, Глаза закрыты, но сквозь них мы видим, Сердца застыли, чтобы вечно жить, Сомкнутся губы, все теперь забыто, Крик ворона и лунный блеск размыт.

В серебряном отцвете твое тело, Поэма бессловесная — твой лик. Во мне ты солнце воскресить сумела, А я без света жить давно привык. Проснется мир от пламени рассвета, Падет с цветка последний лепесток, Исчезнем мы, чтоб появиться где-то, Прорваться в небо болью горьких строк. Тихо жду приближенья рассвета, Ночь окрашена в палевый тон, Глушь лесная в туманы одета, Снегопад в бесконечность вплетен. В этих дебрях бессонницы снежной Боль угаснет, исчезнет неспешно.

Саша напрасно пыталась согреть руки в карманах тонкой ветровки. Он тоже прилично продрог. Они шли чуть в стороне от нижних ворот в Лавру, недалеко от трамвайных рельс.

Но ветер легко одолел ее слабые руки, а дождь еще неистовее приникла к дыре, брезент, повинуясь яростному порыву ветра, распахнулся на мгновение. Грузовик, рыча и окутываясь дымом, упорно прорывается сквозь завесу Но птенцам, несмотря на страх, любопытно выглянуть из гнезда: что же.

Предлагаем вам отчет этой поездки, собственноручно составленный ее участниками. Вертолёт уносил нас в сторону дома, Се-Яха спряталась от наших взоров в клубах снежной пыли, поднятой вертолётом при взлёте, а потом в низко плывущих облаках. Бескрайние просторы тундр и Карского моря оставались где-то внизу. А до этого была борьба, падение и травма, тяжкое осознание, что нужно возвращаться, спасательная партия наших друзей ненцев Стаса и Славы, неутешительный диагноз, и долгое ожидание погоды и того самого вертолёта, что сейчас уносил нас домой.

Баулы и рюкзаки постепенно перекочёвывают в вагон, обретая своё место. Ехать пару дней, а душа уже там, среди тундр, снега и ветра. Вне суеты, где всё просто и сложно одновременно. За окнами плавно менялся ландшафт. Деревья уменьшались, снег прибывал, прибывало и настроение. Долго ли, коротко ли, доехали до Ямала.

Глава 1. Сквозь страх и боль иди за мной Автор: Ксения Белова

Не разбуди меня раньше времени Не говори мне, что я упаду Ты же не знаешь: Стоит ли в страхе заглядывать вниз?.. Боишься - закончится скоро карниз? Не говори мне, что сплошь исколота иглами инея кожа у щек И что светящийся тонкий шелк, - вряд ли спасет от февральского холода

Автор: Белова Ксения, Книга: Сквозь страх и боль иди за мной, Жанр: женский Вниз посыпались камешки, а в лицо Саре ударил порыв теплого ветра.

Сквозь страх и боль иди за мной Автор: Ксения Белова Глава 1 Оранжевые отблески заката легко скользили по женской фигурке, свернувшейся клубочком на диване. День за окном догорал. Хозяйка маленького домика на Брук-Стрит крепко спала, отсыпаясь после тяжелой трудовой недели. Ее темные волосы растрепались по влажной от слез подушке, а быстро двигающиеся под веками глаза говорили о том, что молодая женщина видит какой-то сон… Она снова была там… В Лабиринте… Он так часто снится ей в последнее время!

Этот сон мучителен, он выпивает из нее все соки. Снова она бежит по темным извилистым переходам, снова под ногами стелется туман, а в животе появляется сосущее чувство страха. Он холодными щупальцами обвивает ее горло, мешая вздохнуть. Выхода нет… Никогда нет выхода… Безысходность… Лабиринт исчезает в плотном вязком тумане.

Мои нежданные порывы...

Поздним вечером Виолетта неожиданно вспомнила, что забыла на работе сумку и мобильный телефон. Поэтому, она пулей вылетела из подъезда своего дома и побежала по направлению к зданию, вырисовывающемуся неподалеку среди пышной зелени каштанов. Благо, что работа находилась рядом с ее домом. Запыхавшись, она распахнула дверь офиса и облегченно перевела дух: Как это ни странно, в офисе царила суматоха.

Сослуживцы сновали от стола к столу, обслуживая посетителей.

ФАРУ (фр. farou) — мягкий и непостоянный южный ветер на юго-востоке деп. чувство неуверенности и страха, упадок сил, зудящие боли, мелькание в . ФЛАРРИ (англ, flurry) — шквал со снегом или порыв ветра со снежными.

Анемофобия — страх ветра Причем страдающий этим видом фобии не всегда может объяснить, чем она могла быть вызвана. На нервной системе и психике человека этот навязчивый страх может отражаться в ограничении его повседневной деятельности, вплоть до полной нетрудоспособности, однако, большинство тех, кто испытывает этот страх, рано или поздно к нему привыкают и считают это обычным положением дел. Как проявляется страх ветра? Те, кто страдает анемофобией, могут испытывать волнение от малейшего сквозняка, дуновения ветра, сушилки для рук в общественном туалете, использования фена, да и вообще всех явлений, так или иначе связанных с ветром.

Комфортнее всего такие люди ощущают себя в закрытых помещениях, где нет ни одной щели, а, значит, нет и источника боязни.

Анемофобия – страх ветра

Где были вы, когда беда и горе Попрали всё на родины просторе, Когда сброд пировать под вражьим стягом Сел, гниль души теша зловонной брагой. Клеймо раба прожечь на грязных лицах, Горячей кровью вдоволь насладиться, Вгрызаясь в плоть, срывая маски фальши, За валькнутом штормов держать путь дальше. Убить, распять ничтожество и мерзость, Сомнения, что горло, волей резать, Тщедушию и спеси приговором В душе Вотан и в сердце моём Донар. Насилья хмель пьянит свободы птицу, Здесь нет рассвета в каменной темнице, На зов войны копьё взлетает в небо, Отцу побед мечи возносят требу.

Где, тошнотворный смерд, взывал ты к богу, Ты там все идеалы сам и продал За зрелища и хлеб воров, торговцев, За вкрадчивую лживость инородцев. Где были вы, когда беда и горе Топили род богов в кровавом море, За грязь и трусость, подлость в блеске злата Слепа и неминуема расплата.

Только ветер со мной, Он уносит меня Боль была словно сталь. «Это так Злость цепляется сквозь зубы, разум нем Мертвая Порывом ветра развивая пламя Хвостами Я усыплю твои мысли и страх.

Прислушайся к вьюге, сквозь десны процеженной, Прислушайся к голой побежке бесснежья. Разбиться им не обо что, и заносы Чугунною цепью проносятся понизу Полями, по чересполосице, в поезде, По воздуху, по снегу, в отзывах ветра, Сквозь сосны, сквозь дыры заборов безгвоздых, Сквозь доски, сквозь десны безносых трущоб.

Полями, по воздуху, сквозь околесицу, Приснившуюся небесному постнику. От зубьев пилотов, от флотских трезубцев, От красных зазубрин карпатских зубцов. Он двинуться хочет, не может проснуться, Не может, засунутый в сон на засов. Как назем огородника, Всю землю сравняли с землей на Стоходе. Не верит, чтоб выси зевнулось когда-нибудь Во всю ее бездну, и на небо выплыл, Как колокол на перекладине дали, Серебряный слиток глотательной впадины, Язык и глагол ее,- месяц небесный.

Нет, косноязычный, гундосый и сиплый, Он с кровью заглочен хрящами развалин. Сунь руку в крутящийся щебень метели,- Он на руку вывалится из расселины Мясистой култышкою, мышцей бесцельной На жиле, картечиной напрочь отстреленной. Его отожгло, как отеклую тыкву.

Я шёл во тьме сквозь страх и боль

Он не спит, он не ест Он твердит как в бреду: Плавно качается гроб на волнах Бедолагу спасет, тот поведает страх Белый дьявол весь в шрамах С гарпуном на спине Но свободен как прежде он в черной воде Кинет кости моряк, черный словно смола И предскажет всем смерть- А команда смеется и готова к борьбе Но не будет охоты, Дик всплывает уже Плавно качается гроб на волнах Бедолагу спасет, тот поведает страх Белый дьявол весь в шрамах С гарпуном на спине Но свободен как прежде он в черной воде Ворон Время мерно течет над вершинами, Убегая в заоблачный дым.

и ветер. Я тряслась от холода за неимением спецодежды, дрожала от страха, не имея опыта подобных То ли ногой топнула слишком резко, то ли сильный порыв ветра сыграл свою негативную роль, Боли я не чувствовала.

Если бы видеть Судьбою спряденную нить, Знать, что паденья со взлетами значить могли бы! Ветра порыв может мира судьбу изменить. Сдвинув песчинку — а следом обрушатся глыбы. И кто поймет ее, кто оправдает? Лишь ветер, чей порыв судьбу меняет. Зауэр Ирина Проблемы начались через несколько дней после аварии. Обычная институтская лаборатория, в которой я подрабатывала. Всё оборудование лаборатории состояло из большой поляны, заставленной антеннами разных форм и размеров. В малюсеньком домике, спрятавшимся за заборчиком, вдоль стен стояли стеллажи с непонятными приборами.

Непонятными — потому что училась я на гуманитария, а здесь занимались чистой физикой. И попала я сюда, если честно, за красивые глазки, в буквальном смысле слова.

Боль, болезнь, смерть и их преодоление в стихах Миркиной

Николай Воронков - Порыв ветра [СИ] Уселась рядом с мальчиком, но тот ни словом не попрекнул за мои попытки выбраться. Просто сидел, неподвижно глядя перед собой. Чувствуя себя полным ничтожеством, стала искать выход из положения.

волны моря, где под резкими порывами ледяного ветра склоняется покорный вереск, тяжело переваливаясь, медленно двигался сквозь ночной вязкий туман, хлюпал по . Грендель корчился от боли, выл и пытался вырваться.

Если бы видеть Судьбою спряденную нить, Знать, что паденья со взлетами значить могли бы! Ветра порыв может мира судьбу изменить. Сдвинув песчинку — а следом обрушатся глыбы. И кто поймет ее, кто оправдает? Лишь ветер, чей порыв судьбу меняет. Проблемы начались через несколько дней после аварии. Обычная институтская лаборатория, в которой я подрабатывала. Всё оборудование лаборатории состояло из большой поляны, заставленной антеннами разных форм и размеров. В малюсеньком домике, спрятавшимся за заборчиком, вдоль стен стояли стеллажи с непонятными приборами.

Непонятными — потому что училась я на гуманитария, а здесь занимались чистой физикой. И попала я сюда, если честно, за красивые глазки, в буквальном смысле слова. А если я ещё и собиралась заплакать, то из мужиков можно было верёвки вить. Чем я иногда бессовестно пользовалась.

Я свободен!